?

Log in

how_know
Этот журнал посвящен защите потребителей интеллектуальной продукции. Прежде всего, в области мененджмента, но не только.
Количество различных "гуру менеджмента", а также их чрезвычайная плодовитость, имеющие следствием зашкаливающее количеству теорий и методик, вкупе с безответственностью их авторов и материально заинтересованных адептов типа консалтинговых компаний, приводит к некритическому восприятию всей этой наукообразной фикции со стороны менеджеров. Что чревато.

Владелец Журнала - не консультант, не учитель, и, тем более, не "гуру". Просто многолетний опыт работы топ-менеджером и личный опыт разных подходов к управлению на предприятиях дает ему право высказаться по наболевшему. Поэтому вопросы в его адрес типа "А что Вы сами предлагаете?" не будут относиться к разряду необходимых к ответу.

"Я не Пушкин, я - Белинский" (с).





 
 
how_know
06 May 2015 @ 11:59 am
1. Все – система (закон Мэрфи).
2. Не умножайте сущностей без необходимости! (Бритва Оккама).
3. Если Вам кажется, что Вы чего-то не знаете – так оно и есть.
4. Карта – не территория (Бендлер и Гриндер).
5. Лучшая модель кошки – тоже кошка, желательно, та же самая (Закон Мэрфи).
6. Недостаток анализа в том, что анализируемый объект пресуппозируется как закрытая система (Э. де Боно).
7. Усложнять - просто, упрощать - сложно.
8. Коэффициентный анализ – пертубертантный возраст аналитика.
9. Тотальный контроль подчиненных и процессов – это не менеджмент, а недомогание.
10. На каждого продвигающего найдется свой задвигающий (Закон природы).
11. Если на вопрос "Как этого добиться?" дается несколько противоречивых ответов, значит, никто не знает как именно этого добиться.
12. Чем меньше знаний, тем крепче убеждения.
 
 
how_know
Введение
Один из основоположников теории сложности Глейк писал, что двадцатый век останется в истории науки, как век создания теории относительности, квантовой теории и теории хаоса. Именно благодаря им ученые были вынуждены отказаться от детерминизма в науке, перестать смотреть на мир как на механическую модель Ньютона. Сегодня наука требует холистического взгляда на мир во всей его сложности, взаимосвязанности и взаимозависимости.
Все теории управления смотрят на организацию как на нечто стремящееся к порядку и стабильности. Теория сложности сосредотачивает свое внимание на элементах в организации, которые традиционно относили к помехам, беспорядку, хаосу и неразберихе. Теория сложности подчеркивает, что именно в этом беспорядке находятся ростки будущего развития и преображения.

История
Пионером в теории сложности традиционно считают Эдварда Лоренца. Он работал над проблемами долгосрочных прогнозов погоды. Используя достаточно простую математическую модель, построенную всего на двенадцати формулах, он с помощью компьютера симулировал различные метеорологические условия. Однажды он протестировал модель с заданными условиями, а затем повторил ее с очень небольшими изменениями. Лоренц оставил все начальные условия старыми, но ввел данные не с точностью шесть цифр после запятой, как в предыдущем случае, а три цифры. Отклонения были ничтожными – менее одной тысячной. Лоренц предполагал, что эта модель ничем не будет отличаться от старой. К его удивлению развитие модели оказалось иным и привело к совершенно неожиданным результатам. Этот эксперимент привел к появлению известного в теории хаоса «принципа бабочки»: один хлопок крылышек бабочки в Амазонии может привести к тайфуну в Китайском море.
Продолжая исследования, Лоренц пришел к выводу о невозможности точного долгосрочного предсказания погоды, не только из-за множества переменных, которые надо принимать во внимание, сколько в необъяснимости последствий, вызываемых малейшими изменениями условий. Однако существуют определенные паттерны, называемые «странными аттракторами», которые в этом море непредсказуемости представляются островками стабильности, делающими возможным прогнозы. Например, погоды в Сахаре отличаются особой непредсказуемостью, однако можно быть уверенным в этой пустыне не пройдут тропические дожди. Результаты своих исследований Лоренц опубликовал в журнале по метеорологии в 1963 году.
Теория сложности и хаоса получила дальнейшее развитие в 70-е и в 1984 году был основан самый известный центр изучения хаоса и сложности – Институт Санта Фе, в котором собрались ученые, представляющие самые разные отрасли науки. С самого своего начала теория сложности развивалась как междисциплинарная наука, охватывающая не только метеорологию, химию или биологию, но и социальные науки: психологию, социологию, экономику.

Философия и теория
Теория хаоса и сложности – это новая научная парадигма, являющаяся холистической по своей сути. Системы находятся в постоянном движении, взаимодействия с внешней средой, перерабатывая информацию и осуществляя обратную связь. Стадии динамического покоя перемежаются со стадиями настолько сложными, что производят впечатление полного и непредсказуемого хаоса. Порядок рождается из беспорядка в процессе самоорганизации, но в определенный момент «ослабленная» стабильностью система вновь дает рождение хаосу.
В теории сложности существуют шесть основных теоретических понятий: (1) чувствительность к первоначальным условиям, (2) странные аттракторы, (3) самотождественность, (4) самоорганизация, (5) край хаоса и (6) холмистый ландшафт.
Исследования Лоренца и других ученых доказали, что долгосрочное прогнозирование невозможно во всех открытых сложных системах. Малейшее изменение первоначальных условий приводит к иным результатам. В то же время во всех этих результатах, как бы они ни отличались друг от друга, присутствовал единый, общий для всех паттерн. Кроме того, Лоренц продемонстрировал, как модели с разными начальными условиями приводили к одному и тому же результату. Казалось, что непредсказуемые системы тем не менее «тянутся» или «привлекаются» к определенным упорядоченным структурам. Отсюда происходит термин «аттрактор» от английского слова attract – «привлекать». Сначала этот феномен назывался «аттрактор Лоренца», но сегодня более распространенный термин – «странный аттрактор». Процессы, происходящие в системе, никогда в точности не повторяются, но они всегда остаются в рамках определенного паттерна. Последователи теории хаоса утверждают, что все открытые системы, изучаемые физикой, химией, биологией, следуют странным аттаркторам.
Другой интересной особенностью систем, следующих странным аттракторам, является то, что они демонстрируют самотождественность, которая проявляется в том, что суб-система имеет очевидное, хотя и не идеальное, сходство с системой в целом. Такие типы структур называются фрактальными. Один из наиболее простых примеров фрактальных структур – снежинки, у которых каждый уровень разветвлений является как бы копией структуры в целом, хотя и никогда не повторяющейся.
Сложные адаптивные системы обладают также способностью к самоорганизации. Кажется, будто порядок вдруг появляется прямо из хаоса. Первым открыл и описал процессы самоорганизации Илья Пригожин, лауреат Нобелевской премии по химии в 1977 году за работу по диссипативным структурам. Традиционная химия, утверждает Пригожин, работает с системами, находящимися в состоянии термодинамического баланса. Если система выходит из состояния баланса, например, под воздействием петель положительной обратной связи, она может разрушиться. Пригожин продемонстрировал, что при определенных условиях химическая система может пройти через состояния хаоса не только не разрушившись, но и перейдя в новое состояние благодаря процессу самоорганизации. Открытые системы могут, находящиеся в неравновесном состоянии, могут самоорганизовываться, если уже в самой системе заложены предпосылки для этого. В процессе самоорганизации система вновь приходит к устойчивому состоянию на более высоком уровне сложности.
Феномен «грани хаоса» был независимо открыт Норманном Паккардом и Крисом Лэнгтоном. Грань хаоса – это узкая зона между системой, еще находящейся в состоянии порядка, и хаосом, разрушающим систему. Именно в этой зоне системы, находящиеся в шаге от смерти, вдруг проявляют неожиданные способности к созданию новых адаптивных структур, спасающих их от разрушения и восстанавливающих равновесие. Именно в системах, находящихся на грани хаоса, проявляются процессы самоорганизации, обнаруженные Пригожиным.

Кауфман, занимавшийся исследованиями в области медицины в Институте Санта Фе, является автором еще одной концепции теории сложности, которая называется «холмистым ландшафтом». В основе этой концепции лежит понимание, что отрытые системы живут только благодаря среде, которая в свою очередь состоит из других систем. Кауфман представлял среду сосуществования систем, как холмистый ландшафт, география которого являются непредсказуемой для каждой из систем. Каждый из холмов ландшафта, символизирующий успех и высокую эффективность, отделен от другого низинами, отличающимися нестабильностью, низкой эффективностью и дисбалансом. Жизнь любой системы – это путешествие по такому холмистому ландшафту. Забраться на вершину помогает или случай или целенаправленная деятельность. Однако, достижение новых вершин может быть чрезвычайно рискованным, т.к. для этого приходится проходить через предательские низины. Любая вершина будет опускаться и постепенно превращаться в низину, если на ней находятся слишком много систем. Точно также низина, покрываясь толстым слоем, может подрасти и превратиться в холм.
Методология
Последователи теории хаоса и сложности подчеркивают, что для успеха в бизнесе необходим совершенно новый взгляд на организацию и окружающую среду. Необходимо понять, что все долгосрочные планы нереалистичны, хотя такое планирование само по себе полезно. Организации и среда существуют в процессе постоянных, когда быстрых, а когда медленных, взаимных изменений посредством нелинейных петель обратной связи. Даже небольшие изменения, привнесенные в систему, могут коренным образом изменить результат. Долгосрочные результаты деятельности организации непредсказуемы по своей сути. Однако существуют странные аттракторы, которые могут придать организации смысл и послужить ориентирами для повседневного планирования. Для этого процессы в организации не должны быть жестко регламентированы. Детально прописанные правила, суровые требования к выполнению планов, бескомпромиссное разделение по функциональным обязанностям не дают организации гибко реагировать на изменения среды и ведут в конечном итоге к катастрофе.
Умение определить и описать странные аттракторы схоже с выделением системных архетипов «Пятой дисциплины» Сенге. Однако в теории сложности применимо к организациям понятие странных аттракторов довольно туманно и расплывчато, построено на интуиции и опыте.
Огромную роль интуиции и открытости сознания в прикладной теории сложности подчеркивают практически все видные специалисты в этой области. Питер Фрайер, консультант по прикладной теории сложности, описывает семинар, в котором участвовали аналитики нескольких нефтяных компаний. В начале семинара участникам предлагалось на карточках сделать прогнозы цен на нефть на ближайшие пять лет. Результаты оказались достаточно схожими. Далее тем же участникам предложили сделать еще раз прогноз цен, но с условиям – они ставят большие суммы денег на то, что этот прогноз исполнится. Результаты также оказались схожими между участниками, но они принципиально отличались от результатов в первой попытке.

Когда Черчмен формулировал свои взгляды на социальные системы, он опирался на общие западные философские традиции и американский прагматизм, в особенности Э.А. Сингера. Наиболее полно свои принципы он изложил в книге «Системный подход» (1968), выраженные в четырех афоризмах:
- Системный подход начинается тогда, когда вы начинаете видеть мир глазами других .
Здесь системный подход очень похож на идеи Канта и Гегеля. Согласно Канту общий взгляд на мир – или по-немецки Weltanschauung – основывается на принимаемых как само собой разумеющихся предположениях. Согласно Гегелю мы должны принимать во внимание тот факт, что общих взглядов на мир может быть множество в зависимости от наборов предположений, которые мы воспринимаем как аксиомы. Единственный способ понять принципы социальных систем заключается в умении принять чужие аксиомы и взглянуть на мир с точки зрения людей, которые руководствуются этими аксиомами.
- Системный подход исходит из того, что каждый мир очень жестко ограничен.
Этот афоризм вносит существенные коррективы в понимание объективности в системном мышлении. Практически все теории системного мышления предполагают, что объективность определяется тем, насколько точно модель может предсказывать и прогнозировать поведение системы. Черчмен доказывает, что модель может описать только очень ограниченную природу социальной системы. Понятие объективность должна включать себя и различные виды субъективности, а не стремиться избавиться от них. Ограниченная природа одного общего взгляда на мир может быть преодолена лишь путем включения самых разных «субъективностей».
Отсюда следует еще один вывод Черчмена. В связи с тем, что каждый общий взгляд на мир ограничен, он также очень медленно и с большим трудом изменяется, если изменяется вообще. Даже когда мы предъявляем социальной системе так называемые «факты», они все равно будут интерпретированы в терминах устоявшегося взгляда на мир. Мы должны будем добраться до самых оснований общего взгляда на мир путем с помощью системного мышления.
Черчмен предлагал использовать диалектический метод изучения общего взгляда на мир, который он позаимствовал у Гегеля. Один определенный взгляд на жизнь, неизбежно ограниченный по своей природе, можно рассматривать в качестве тезиса. Сталкивающийся с ним иной взгляд на жизнь, который те же самые факты будет интерпретировать совершенно иным способом, мы рассматриваем в качестве антитезиса. В результате столкновения тезиса и антитезиса должен возникнуть синтез, объединяющий в качественно иной, высшей и более объективной форме эти два взгляда на жизнь.
В области системного мышления не может быть экспертов.
Не может существовать какой-либо определенной области науки, которая могла бы претендовать на то, что может разрешать проблем с помощью системного подхода. Возможно лишь представления взглядов с различных точек зрения, которые стремятся к объединению в процессе научного познания. Специалисты в области системного мышления могут стать слишком самонадеянными, так как они ищут пути взглянуть на систему как на целое. Необходимо очень внимательно относиться к взглядам «врагов». Ведь только таким образом можно реально расширить объективное представление о системе.

Системный подход – это неплохая идея.
Попытка рассматривать системы в целом является очень привлекательным подходом, хотя идеал никогда и не будет достигнут. По мнению Черчмена, системный дизайнер должен настроиться на «героический лад». Существует необходимость достичь согласия и консенсуса в отношении проблемы. Без единого мнения и согласия невозможно принимать решения и действовать. Однако системный подход предполагает, что достигнутый консенсус будет оставаться предметом критики со стороны альтернативных точек зрения. В процессе проверок альтернативных взглядов, споров и дискуссий, наше представление о проблеме становится более богатым и приближенным к истине.
Мейсон и Митрофф (1981) существенно дополнили теорию Черчмена. Они признали необходимость взгляда на системные проблемы в целом. Необходимо, чтобы возможно большее количество участников в процессе решения проблемы, каждый из которых принесет свое отношение к проблеме и свой взгляд на мир. По мнению Мейсона и Митроффа проблема с современной теорией планирования заключается в том, что она отвергает возможность включить в процесс планирования разные, а порой и диаметрально противоположные взгляды. Большинство организаций просто игнорирует проблемы, которые не согласуются с принятым планом действий. План может быть утвержден лишь после того, как стало понятно, что он отвечает на все вопросы, поставленные с альтернативных точек зрения. Кроме того, сам по себе план должен быть достаточно гибким, чтобы существовала возможность его изменения под воздействием не только новых обстоятельств, но и новых альтернативных точек зрения. Организация только тогда начинает обучаться, когда ее взгляды постоянно подвергаются атакам со стороны конкурирующих взглядов на жизнь. Обучение – это не умение твердо отстаивать свою «единственно правильную» точку зрения, а способность органически включать в себя новые взгляды, совершенствуясь в таланте видеть мир как целое.
 
 
how_know
Введение

Джей Форрестер является основателем теории системной динамики. Он считал, что операционные исследования не дают точного представления о характере деятельности систем. Операционные исследования использовали лишь ограниченное число переменных, рассматривали их в линейной зависимости и не учитывали значения циклического характера изменений в системе. Системная динамика, наоборот, подчеркивала нелинейный характер деятельности системы и огромную роль петель обратной связи. Развитие системной динамики напрямую зависит от возрастающих возможностей современных компьютеров, без которых сложнейшие расчеты, включающие огромное количество переменных и бесчисленные возможности петлеобразных взаимодействий между ними, были бы невозможны.

История
Джей Форрестер впервые заявил о своей теории в 1958 году, которую он в то время называл «индустриальной динамикой». Позже Форрестер переименовал свою теорию в «системную динамику». К наиболее значимым его книгам относятся: «Индустриальная динамика» (1961), «Принципы систем» (1968), «Мировая динамика» (1971). Вплоть до 1989 он возглавлял программу изучения системной динамики в школе бизнесе Массачусетского Индустриального Института в Бостоне.
Наиболее противоречивой его теорией считается «Мировая динамика» Взяв в качестве базовых пять переменных, составляющих по его мнению мировую систему, Форрестер с помощью моделей системной динамики пришел к выводу, что безудержный промышленный рост в мире вкупе с неконтролируемым ростом населения и загрязнения окружающей среды приведут мир к катастрофе. Предотвратить мировую катастрофу можно только достижением «глобального равновесия».
Философия и теория
Согласно теории системной динамики, системы состоят из множества переменных, которые взаимодействуют друг с другом средством петель обратной связи, которые в свою очередь могут взаимодействовать и между собой. Системные взаимодействия между петлями обратной связи составляют каркас системы. Именно этот каркас и определяет деятельность системы в целом.
Система определяется границами, внутри которых заключаются все важные взаимодействующие элементы. Внутри системы определяются все петли положительной и отрицательной обратной связи. Для всех петель и взаимодействий между ними описываются количественные и качественные характеристики. В системе также определяются «точки приложения», в которых можно вмешаться в процессы и изменить поведение системы.

Сенге (1989) особенно отмечал контринтуитивный характер деятельности системы. С помощью системной динамики демонстрировал, почему верно, например, правило: «Лекарство может принести больше вреда, чем сама болезнь», «Любое улучшение сначала приносит вред, прежде чем начать приносить пользу», «Действия вчера приведшие к одному результату, сегодня могут привести к прямо противоположному».

Методология
Форрестер всегда подчеркивал, что его методология системной динамики является продуктом компьютерного века, когда вычислительные возможности сделали реальным расчеты миллиардов операций между тысячами переменных и миллионами взаимодействий между ними.
Методология системной динамики включает качественную и количественную стадии. На качественной (квалитативной) стадии исследователь описывает модель и определяет характеристики взаимодействий. Здесь все зависит от ума, опыта и научной интуиции человека. На количественной стадии, в ходе компьютерной симуляции, исследователь определяет, насколько верна его модель и тестирует свои гипотезы о поведении системы.
Системная динамика особо подчеркивает обучающий характер взаимодействий в виде петель обратной связи. Маани и Кавана (2000) включили в методологию системной динамики обучающий потенциал динамических взаимодействий. В арсенал исследователя вводится такой инструмент как «планирование и моделирование сценариев», а также «организационное обучение».
Создаваемая динамичная модель организации может служить своеобразным «летным тренажером». Без опасных экспериментов с реальной организацией, менеджеры могут тренироваться и обучаться с помощью специальных программ, симулирующих бизнес-процессы организации.

Методы
В системной динамике используются четыре основных метода: (1) подписанный диграф или диаграмма каузальных петель, (2) системные архетипы, (3) компьютерная симуляция и (4) микромиры.
Диаграмма казуальных петель наглядно иллюстрирует петли обратной положительной или отрицательной связи, связываемые ими элементы, а также характеристики воздействия, оказываемого петлями как на элементы, так и сами на себя. На диаграммах связи с каждой итерацией всегда приводят к каким-либо количественным изменениям в элементах (увеличение или уменьшение).
Сенге исследовал поддерживающие и укрепляющие процессы (положительные) обратной связи и балансирующие, приводящие к равновесию (негативные) процессы вместе с такими явлениями как «задержки». Задержки случаются в ситуациях, когда на один цикл петли обратной связи приходится очень много времени. Он пришел к выводу, что возможно определить некоторые системные архетипы, которые демонстрируют повторяющиеся явления, связанные со структурными характеристиками систем. Например, архетип «предел роста», суть которого заключается в том, что на определенной точке роста возникает негативная петля обратной связи, которая сдерживает рост, а в определенных ситуациях дисбаланса может инициировать и обратный процесс.
На основе диаграммы обратной связи возможно построение модели компьютерной симуляции процессов, происходящих в системе. Серьезные последователи системной динамики видят именно в компьютерном моделировании суть прикладного значения этой теории. Компьютерная модель – это «тренировочная площадка», т.к. только экспериментируя с моделью человек может приобрести реальный опыт системного и холистического мышления.
Неудивительно, что теория системной динамики находит живой отклик среди разработчиков компьютерных игр, в первую очередь экономических и стратегических. Во многих таких играх заложены модели системной динамики, позволяющие искусственному интеллекту, против которого выступает игрок, «обучаться» по ходу игры.

Критика
Системная динамика открыла глаза на многие контринтуитивные проблемы организации: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». С помощью моделей системной динамики было доказано, почему быстрые решения приводят к провалу, почему нет и не может быть непреложных законов бизнеса, как благие намерения по улучшению работы без внесения изменений в систему только ухудшают результат. Знание и понимание системных архетипов ведет к возможности эффективно применять на практике системное мышление.
Критики теории системной динамики обращают внимание прежде всего на то, что модель системы слишком зависит от субъективного мнения людей. От этого и сама модель часто отражает не реальность, а то, что происходит в головах их создателей.
Системная динамика сводит весь спектр возможных решений к небольшому набору стандартизированных архетипов, хотя сначала именно системная динамика выступала против упрощенного подхода операционных исследований, сводящих всю сложную реальность к простым математическим формулам. Однако системная динамика сегодня сводит все к слишком простым решениям.
Системная динамика не учитывает в своих моделях качественных изменений системы. Так если взять мировой динамики Форрестера, то рост населения, рост производства, загрязненность среды неизбежно приведут к мировой катастрофе. Критики сравнивают эту модель с исследованием будущего младенца: ребенок будет расти, спровоцирует страшный дефицит молока, загрязняя всю детскую комнату все большим количеством пеленок, пока не умрет под тяжестью собственного веса. Однако эта модель просто не принимает во внимание тот факт, что начиная с какого-то возраста ребенок перестанет есть только молоко, перестанет расти и от пеленок перейдет к другим способам утилизации отходов. В системной динамике нет места процессу перехода системы в принципиально новое качество.
Отсюда и следующий большой недостаток системной динамики – она способна показать пути решения проблем в организации, но в конечном итоге стремится к некому балансу, сохранению стабильного status quo . Системная динамика не может дать ответ, как организации развиваться стратегически. Точно также системная динамика не в состоянии предсказать развитие, если в будущем будут возникать любого рода случайности или качественные изменения среды, например, технологические революции или экономические кризисы.
 
 
how_know
Термин «жесткое системное мышление» был введен в оборот Чеклендом (1981), которым он обозначил теории систем, появившимся после Второй Мировой войны. В первую очередь к жесткому системному мышлению относят операционные исследования, системный анализ и системный инжениринг.
История
Термин «операционные исследования» впервые появился в 1937 году, когда английские ученые начали разработку программы с помощью которой военные могли бы кардинально повысить эффективность радарных установок для обнаружения самолетов противника. Новые методы вскоре получили признание и в других родах войск. В Соединенных Штатах операционные исследования широко использовались на море в войне с Японией. После войны специалисты ОИ нашли применение своим силам в гражданских государственных учреждениях.
Из операционного анализа появился системный анализ, также широко применявшийся в военной и гражданской индустрии. Особый толчок развитию системного анализ положил президент Джонсон, который в 1965 издал распоряжение о повсеместном внедрении системного анализа во всех департаментах федерального правительства.
Системный инжениринг начал активно развиваться в 1950-е годы для решения задач, связанных с управлением многокомпонентных коммуникационных систем. Особый вклад системный инжениринг внес в развитие аэрокосмических программ.

Философия и теория
Многие положения теории жесткого системного анализа рассматриваются ее сторонниками как само собой разумеющиеся истины. Это и не удивительно. Многое в философии системного анализа позаимствовано напрямую из естествознания.
Основа философии жесткого системного мышления – это математические модели, которые создаются специально для решения конкретных задач конкретных организаций. Именно из-за того, что системным аналитикам всегда приходилось действовать в реальном мире, им пришлось заменить традиционное понятие объекта научного исследования на понятие «модель».
В системном анализе никогда не было теоретиков в полном смысле этого слова. Теория системного анализа всегда ориентировалась не на развитие предмета своих исследований как на науку, а на решение реальных проблем.

Методология
Первое полное описание методологии жесткого системного мышления появилось в учебнике по операционным исследованиям в 1957. Его авторами были Черчмен, Аккофф и Арнофф. Их методология состояла из шести последовательных этапов:
-формулировка проблемы
-создание математической модели исследуемой системы
-нахождение решения проблемы с помощью модели
-тестирование адекватности решения и модели
-определение методов контроля над решением
-внедрение модели и методов контроля в жизнь.

Сегодня в жестком системном мышлении существуют десятки подходов к построению моделей и решению проблем. Общим всегда остается то, что в системе должна существовать проблема, которая может быть выражена конкретно и формально.
Жесткое системное мышление предполагает, что система имеет четкую и ясную, понятную всем цель. Также изначально предполагается, что суть системы может быть выражена в виде математической модели. Для решения проблемы могут разрабатываться десятки альтернативных моделей, но сама идея, что с помощью модели можно найти оптимальное решение, не подвергается сомнению.

Методы
Хотя во многих работах по системному анализу подчеркивается особая роль личности – проблема не может появиться в системе, пока кто-то не «увидит» ее – методы работы с клиентами, учет индивидуальных требований заказчика, учет культурных и политических аспектов деятельности системы не являются стержневыми в жестком систем мышлении. Основное внимание всегда уделялось совершенствованию методов моделирования, преимущественно в сторону усложнения.
Модель – это упрощенный и формально описанный слепок с основных аспектов реальности, необходимых для решения поставленной проблемы. В модели должны быть учтены основные переменные системы и взаимодействия между ними. Необходимо, что с помощью построенной модели можно было проводить эксперименты: изменять характеристики переменных и взаимодействий с целью нахождения оптимального решения проблемы, нахождения такого состояния системы, при котором проблема исчезнет.

Критика
Последователи методов жесткого системного мышления внесли огромный вклад в развитие управление организациями. Они впервые продемонстрировали объективный подход к решению системных проблем, который позволяет получить измеряемый результат, независимый от субъективных мнений.
При этом практики системного анализа всегда подчеркивали, что их задача состоит не в поиске научной истины, а в решение конкретных практических задач. Их решения всегда были направлены на удовлетворение потребностей заказчиков и клиентов, заинтересованных в решении проблем организации.
Системный анализ принес холистический и интегрированный подход к решению проблем. Они рассматривали систему как целое, а не как набор отдельных элементов. Создаваемые ими модели помогали понять, как действуют системы, к каким результатам приводят изменения в переменных и взаимодействиях между ними приводят. Системный анализ ввел в обиход такие термины как система, подсистема, иерархия, границы системы, контроль.
Жесткое системное мышление требует, чтобы еще до начала любых работ были четко определены цели. В этом кроется очень серьезная проблема, т.к. определение целей зависит от людей, а их представления, мнения, отношения могут быть крайне противоречивыми. А в жестком системном мышлении люди рассматриваются как элементы системы, а не как актеры, без готовности которых к изменениям, ни одна формальная модель не заработает.

Сегодня считается, что жесткое системное мышление имеет ограниченную зону применения, преимущественно в решении технических проблем. В ситуациях, где большую роль играют люди, а не механизмы, жесткое системное мышление не приводит к успеху.
 
 
 
how_know
Жесткое и мягкое системное мышление

Первой попыткой разработки методологии и технологий системного мышления стали военные разработки во время Второй Мировой войны. Именно в это время появились операционные исследования, системный анализ и системный инжениринг. Операционные исследования тогда были нацелены на повышение эффективности радаров и оптимизации рейдов бомбардировщиков. После войны специалисты операционных исследований участвовали в ряди государственных программ.
Все эти системы впоследствии были названы Чеклендом «жестким системным мышлением». Их отличительной особенностью были жестко заданные конечные цели, на достижение которых нацеливалась система. В ходе работы определялись проблемы и разрабатывались математические и операционные модели их решения.
Критиковали жесткое системное мышление в первую очередь за неспособностью приносить результаты в обстановке сложности социальных систем и выведение «за скобки» людей.
Другая проблема жесткого системного мышления – необходимость определения однозначной и единственной цели. До тех пор, пока четкая цель системы не определена, не может быть даже начат анализ. В социальных организациях цели могут быть разными и даже противоречивыми. Кроме того, часто именно процесс определения целей и составляет основную проблему организации.
Задача жесткого системного мышления состояла в том, чтобы оптимизировать систему, целенную для решения определенной задачи. Для этого моделировались все связи между элементами внутри системы и внешней среды. Даже в самой простой организации, где взаимодействия и связи между элементами измеряются тысячами, не считая взаимодействий с окружающей средой. Кроме того, характер и интенсивность связей в организации постоянно меняются в зависимости от состояния самой системы. Смоделировать и оптимизировать такую систему математически просто невозможно.
Родилась новая теория, названная «мягким системным мышлением», направленная на изучения в первую очередь живых социальных систем. Мягкое системное мышление исходит из того, что невозможно определить простые, четкие, постоянные и одинаково понимаемые всеми цели для социальной системы. Главное внимание обращалось на интеграцию различных и порой противоречивых взглядов на проблемы и их решение в организации, что необходимо для подготовки и реализации изменений. Процесс строится таким образом, что система обучалась и самоорганизовывалась.
Мягкое системное мышление особенно подчеркивает роль ценностей, убеждений и общего взгляда на мир. Его главной целью является изучение и описание культуры и политики организации для того, чтобы процесс изменений поддерживался всеми членами организации.


Основные направления прикладного системного мышления
Первое направление теорий прикладного системного мышления направлено на оптимизацию и улучшения процесса поиска, определения и формулировки целей. Основными понятиями здесь выступают «эффективность», т.е. использование минимума ресурсов и «достижимость», т.е. оценка возможности достичь поставленных целей.
Системная динамика видит ключ к пониманию поведения систем в интерактивном взаимодействии системы с окружающей средой посредством положительных и отрицательных петель обратной связи. Если природа петель обратной связи определена, менеджер организации получает возможность вмешаться в процесс и изменить динамику системы в нужном ему направлении.
Теория сложности имеет дело со сложными и непредсказуемыми системами, но и она говорит о том, что поведение системы можно понять и влиять на него, если обнаружить устойчивые паттерны, называемые «странными аттракторами». Идентифицировав странный аттрактор, можно определить точку приложения сил и внести в систему изменения.
Второе направление включает в себя прикладные теории, целью которых является идентификация основных участников процесса, имеющих интерес в деятельности системы, и нахождение определенного консенсуса между ними для решения стоящих проблем и изменения самой системы. В процессе решения проблемы могут существовать самые разные взгляды, мнения и идеи. Нахождение окончательного решения протекает в форме гегелевского диалектического конфликта между тезисом, антитезисом, в результате завершающемся синтезом, который в свою очередь может выступить в качестве тезиса или антитезиса для нового конфликта.
Идеалом становится создание обучающейся организации, где каждое диалектическое решение проблемы позволяет системе учиться и становиться в целом все более эффективной и приспособленной.
Третье направление теорий посвящено определению справедливого дизайна системы и изучении последствий, следующих из этого дизайна. В результате те элементы системы, которые ранее не могли в полной мере использовать свой потенциал, получают такую возможность. С другой стороны, системные элементы, влияние которых было неоправданно велико, получают необходимые сдержки и противовесы, снижающие риски такого влияния.
К четвертому направлению относятся постмодернистские теории, направленные на увеличение разнообразия, творчества, свободы выражения внутри системы. По своей сути подобные подходы противятся любой систематизации и формализации. Для них допустимая «анархия» в организации должна повышать конкурентоспособность и выживаемость.

Творчество и метафора
История теории управления и менеджмента представляет собой последовательность определенных метафор. Сначала организация рассматривалась как «машина» и соответственно научный менеджмент был направлен на изучение механики этой машины и способах увеличения ее КПД. Затем в организации увидели «живой организм» и стали появляться модели, построенные на сходстве организма и организации: жизненные циклы, выживаемость, эволюция, расширение сфер влияния. В эпоху кибернетики в организации увидели «мозг». В настоящее время организации все чаще рассматриваются как «политические системы».
Использование метафор позволяет взглянуть на организацию с разных сторон и под разными углами. Метафора подталкивает творческое мышление к нахождению сходства и аналогий. С помощью метафоры гораздо проще натолкнуться на новое инновационное решение проблемы, о возможности которого никто и не предполагал, т.к. смотрели на эту проблему с надетыми на глаза шорами.
 
 
how_know
Системный язык
Говоря простым языком, система – это сложный комплекс, функционирование которого как целого зависит от составляющих его частей и от взаимодействия между этими частями.
Один из способов изучения систем – редукционизм. Редукционизм разбивает систему на частей и изучает эти части для того, чтобы понять деятельность системы в целом. Однако редукционизм упускает из виду сложные процессы взаимодействия между частями, а именно в этих процессах и состоит смысл существования и самых частей.
Холизм предполагает, что система – это нечто большее, чем сумма составляющих ее частей. Конечно, холизм изучает и части системы, но для него важнее понимать, какую роль эти части играют в функционировании системы как целое.

Философия
Платон и Аристотель определили некоторые понятия, на которых основывается системное мышление. Аристотель полагал, что части тела только тогда имеют смысл, когда способствуют функционирования всего организма человека. Используя эту аналогию, Аристотель определял, как граждане должны относиться к государству. Платон интересовался вопросами управления государства – как изменить деятельность государства в целом, воздействуя на отдельных индивидов, через которых далее пройдут процессы изменений.
Холизм, как философская система, был забыт на многие века, пока интерес к нему не проявился в 18 веке среди европейских мыслителей. Особое значение для развития холизма имели Кант и Гегель. Гегелевская диалектика – это ничто иное, как холистический взгляд на развитие и жизнь: единство и борьба противоположностей, цепочка «тезис – антитезис – синтез», развитие по спирали с повторением на новом витке уже пройденного этапа.

Биология
Биология была, вероятно, первой из естественных наук, которая стала широко использовать понятия системного мышления и холизма в своей практике. Биологи первыми обнаружили все недостатки редукционизма в понимании сути функционирования живого организма. Организм поддерживает себя в стабильном состоянии постоянно обмениваясь информацией с окружающей средой, а также путем внутренних изменений с целью лучшего приспособления к требованиям среды. Части организма рождают эмергентные качества, которые не могут существовать отдельно от системы и сущность которых нельзя вычислить по характеристикам тех частей, которые эти качества создают.
Людвиг фон Берталанфи является наиболее известным ученым, который утверждал, что живые организмы должны изучаться только как сложные системы. В 1950 году опубликовал статью, в которой проводил четкую грань между открытыми и закрытыми системами. Открытые системы получают входящие продукты или информацию от окружающей среды, преобразовывают их и затем возвращают среде уже продукты и сигналы своей деятельности.
Заслуга фон Берталанфи заключается в том, что он первый предложил рассматривать принципы деятельности открытых систем, изучаемых им как биологом, на любые другие открытые системы, в том числе социальные и экономические. Созданная им теория была названа «общая теория систем».
В 1980 биологи Матурана и Варела пришли к иному заключению. По их мнению живые организмы представляют собой в большей степени закрытые системы, чем открытые. Основу выживаемости организма составляют именно внутренние взаимосвязи, находящиеся в аутопоэтическом состоянии (от греческого autopoietic – «самовоспроизведение»). Естественно, что аутопоэтические системы взаимодействуют с окружающей средой, но изменения под влиянием среды происходят крайне редко и лишь когда отсутствие таких изменений может привести к гибели.

Кибернетика
Кроме фон Берталанфи, другим отцом-основателем теории систем называют Норберта Винера. В 1948 году Винер опубликовал работу с описанием принципов кибернетики – науки о контроле и обмене информацией у животных и машин. Два основных понятия кибернетики – это контроль и обмен информацией.
Винер подчеркивал особое значение в деятельности систем негативные петли обратной связи. Система получает негативную информацию от внешней среды, перерабатывает ее, производит внутренние изменения, сравнивает результат с новой информацией от среды и вновь изменяется пока не достигнет поставленной цели. Примером такой системы может служить термостат, запрограммированный на поддержании определенной температуры в помещении. Как только температура изменится, термостат получает негативную информацию, включается, чтобы изменить температуру до нужной и будет продолжать работать до тех пор, пока вместо негативной получит позитивную информацию – заданная температура достигнута.
Для того, чтобы понимать природу системы, вовсе необязательно знать ее внутреннее строение. Вполне достаточно того, чтобы как она реагирует на петли негативной обратной связи, т.е. какова ее цель и что она пытается достигнуть. Внутреннее содержание такого «черного ящика» может быть невероятно сложным, но поведение системы может быть хорошо прогнозируемо.

Теория менеджмента
Существуют по крайней мере две основные формы соединения принципов системного мышления и теории менеджмента. Первая, вполне в духе научного менеджмента, направленного на оптимизацию процессов, использует положения системного инжениринга. Вторая форма строится в большей мере на принципах открытых систем, где организация рассматривается скорее с позиций биологической системы.
Оба этих подхода столкнулись с серьезными трудностями, т.к. любая человеческая система является целенаправленной, исходя из собственных внутренних целей в отличие от систем, в которых цели задают инженеры. Биологические системы нацелены на выживание и также имеют цели, но это цели, которые диктует им окружающая среда, а не то, что они сами думают о себе. Социальные системы, включающие в себя людей, могут создавать себе цели сами внутри системы и эти цели могут не совпадать и даже противоречить целям, которые приписывают организации системные инженеры или менеджеры – управленцы. Социальные и организационные системы имеют множество целей.
Для понимания целенаправленных организационных систем выделяют внешних агентов, которые имеют интерес в результатах деятельности системы, например, акционеры или поставщики. Агенты, принимающие решения, имеют власть над изменениями в деятельности системы. Актеры системы выполняют базовые функции в соответствии с своими ролями. Клиенты или потребители получают выгоды или невыгоды от результатов работы системы. Ответственные за проблемные вопросы заботятся об отдельных аспектах функционирования системы. Свидетели ощущают на себе работу системы, но не могут реально повлиять на ее деятельность. На аналитиках лежит работа по выдвижению предложений об улучшениях и исправлениях в системе.
Так как цели являются продуктом человеческого разума, необходимо принимать во внимание те модели сознания, с помощью которых определяются цели. Эти модели зависят от сложившейся культуры, идеологии, образования, опыта и ценностей. С помощью этих моделей факты действительности объясняются и интерпретируются. Подобного рода модели называются немецким словом Weltanschauung (в переводе – «общий взгляд на мир» или «образ мира»).
Понимание «образа мира» необходимо для того, чтобы можно было внести изменения в систему. Если эти изменения укладываются в общий «образ мира» можно говорить об изменениях первого уровня, которые проходят сравнительно безболезненно. Для изменений второго уровня необходим слом основополагающей модели, самого «образа мира», что во многих случаях невозможно, пока система состоит из людей, для которых эта модель стала закрепленной на самом базовом уровне.
Пути изменения «образа мира» стали основным полем изучения т.н. «мягкого системного мышления», где сталкиваются в единстве и борьбе гегелевские диалектические противоречия: тезис и антитезис, способные в результате привести систему к новому состоянию или синтезу.

Еще одна важная проблема, касающаяся социальных систем, заключается в определении границ самой системы, а также систем окружающей среды. В отношении машины или животного границы можно определить достаточно четко. В отношении социальной организации границы могут быть проведены десятками разных способов и каждый раз от этих границ будет зависеть и функционирование системы.

Физика
Системное мышление родилось как смежная между науками дисциплина в 40-х и 50-х годах главным образом в противовес набирающему влияние в науке редукционизму и неспособность редукционизма объяснить сложные явления в биологических и социальных науках. Некоторое время даже казалось, что системное мышление – это антипод научному методу, свойственному, например, физике или химии.
В последнее время оказалось, что это не так. Появились новые теории, построенные именно на системном мышлении, синтетическому подходе и холизме. В физике, например, это квантовая теория. В химии – теория диссипативных структур.
Квантовая теория ввела новое понимание независимости и структуры причинно-следственных связей. Теория диссипативных структур определила принципы самоорганизации. Появилась новая общая теория систем, пролагающая себе дорогу в науке под знаменем теорий хаоса и сложности.
Теория сложности изучает системы непредсказуемые, управляемые случаем, находящиеся в хаотическом состоянии. С помощью обычных научных методов поведение таких систем не объяснить. Последователи теории сложности согласны с этим и понимают бесполезность искать порядок в системах, руководимых сотнями случайных воздействий, как внешних, так и внутренних. Путь случайных взаимодействий может привести к тому, что один взмах крылышками бабочки в джунглях Амазонки в конечном итоге может привести к тайфуну в Китайском море.
Однако какой бы ни была сложной и непредсказуемой система, она тем не менее на определенных уровнях демонстрирует очень понятные и предсказуемые структуры, называемые «странными аттракторами». Такая природная система как ураган подвержена влиянию десятков тысяч факторов, находящихся друг с другом в сложнейших взаимоотношениях, но любой ураган всегда будет приобретать спиралевидную форму. Каждая отдельная снежинка неповторима, невозможно предугадать ее вид, но общая форма всех снежинок одинакова – то, что в теории сложности называется «фрактальным целым».
Изучая сложные системы исследователи обнаружили «край хаоса» - это узкая зона между полным хаосом и порядком. Именно на краю хаоса сложные системы приобретают новые возможности самоорганизации или открывают новые революционные инновации, необходимые для выживания. В биологии все эволюционные скачки, спасительные мутации, инновационные инструменты выживания происходят именно на краю хаоса, когда казалось, что биологическая система распадется и исчезнет.
 
 
how_know
Оригинал взят у kado4nikov в Принципы военной пропаганды
Основные принципы военной пропаганды были изложены британским дипломатом лордом Понсонби в книге "Ложь во время войны" (1928 г.). Суть этих принципов сводится к следующему:

1) Мы не хотим войны
Главное — убедить людей, что «плохие парни» ненавидят «нас» и уже начали (или готовы начать) первыми.

2) Война ведется только по вине противника
Это «другие», «они» начали войну, или мечтают ее начать со дня на день. «Мы» же вынуждены защищаться.

3) Лидер противоборствующей страны — сущий дьявол
Не обязательно заставлять ненавидеть весь народ, — писал Понсонби. — Надо персонифицировать образ врага, показать своему населению, что глава, руководитель «других» — это душевнобольной, свихнувшийся, продажный человек.

4) Мы боремся за правое дело, а не за наши интересы
Следует умалчивать, что в каждой войне в первую очередь преследуются экономические цели, подчеркивая лишь гуманитарные причины.

5) Враг целенаправленно совершает злодеяния, мы — только случайно
Нужно максимально оперативно распространять сведения о жестокостях, совершенных противником, разъясняя, что именно ему свойственны подобные поступки.

Read more...Collapse )

 
 
how_know
28 March 2015 @ 07:30 pm
Оригинал взят у todesser в Наукофошизм
С Лепры:
Как человек научного мировоззрения начал я разрабатывать законопроект об оскорблении чувств доцентов, лаборантов и прочих ученых мужей.
Стану депутатом — внесу в Думу.

Даешь охрану Научных Скреп!Collapse )